Кто не рискует, тот не выигрывает ?

 

«Когда терять нечего, можно рискнуть всем».
Жан Луи Лэ
 
 
Жизнь прекрасна. Однако непри­ятности подсте­регают нас буквально на каж­дом шагу. Садясь в поезд, са­молет или автомобиль, ник­то не может быть абсолютно уверен в том, что он доберет­ся до места назначения без всяких приключений. И да­же, что доберется вообще. Впрочем, вероятность возникновения реальной угрозы для жизни и здоровья достаточно ма­ла, поэтому мы просто стараемся об этом не думать, других проблем хватает. Но при обращении к пластическому хирургу (тем более в том случае, когда операцию можно и не делать) у каждого человека есть ос­нования задать себе вопрос: насколько это может быть опасно для его здоровья, и каков риск того, что все пройдет не лучшим образом.
 
Скажу сразу, хирургия по понятным причинам является наиболее рискованной областью медицины. Однако именно хирурги, и только они, способны сделать то, что не под силу врачам других специаль­ностей: терапевтам, невропатологам, косметологам. Только скаль­пель хирурга может устранить значительную деформацию, сущест­венно улучшить форму тела, восстановить утраченное носовое дыха­ние, улучшить характеристики рубцов, превратив их в менее замет­ные. То есть сделать человека и более красивым, и более счастливым. Все это так, но все это достигается рискованным способом.
Что же включает в себя само понятие «риск хирургической опера­ции»? Это, во-первых, риск возникновения ситуаций, опасных для жизни и здоровья пациента. А во-вторых, вероятность развития местных ослож­нений, способных отрицательно повлиять на результаты операций.
 

Общий риск операции: есть ли угроза жизни?

Выдающиеся достижения хирургии конца ХХ-го и начала нашего века впечатляют: пересадка сердца, печени, других внутренних орга­нов и даже частей лица, взятых у другого человека. Приживление полностью отчлененных пальцев и кисти, замена поврежденных су­ставов на искусственные и многое другое. За последние 20 лет воз­можности медицины невероятно расширились, а надежность ис­пользуемого оборудования резко возросла. Тем не менее, в ходе лю­бого хирургического вмешательства всегда существует хотя бы ми­нимальный риск возникновения проблем, угрожающих здоровью и даже жизни человека. Ведь человеческий организм является слиш­ком сложным устройством, чтобы его особенности можно было бы оценить также легко, как информацию на экране компьютера. Всем нам хорошо известно, что даже на фоне, казалось бы, полного здоро­вья люди иногда попадают в больницу с аппендицитом, почечной коликой, инфарктом сердечной мышцы или инсультом.
Само собой разумеется, что сохранение жизни и здоровья пациента является бесспорным приоритетом для людей в белых халатах. Это тем бо­лее важно в эстетической хирургии, так как в большинстве случаев пациен­ты идут на пластические операции (а, значит, соглашаются и на их возмож­ный риск) по своей инициативе.
 
 
Мы и наши болезни.
 
Как гласит известный медицинский афо­ризм: «Абсолютно здоровых людей нет - есть недообследованные». В этой шутке, конечно, есть известная доля шутки, но для пластической хирургии состояние здоровья пациента — исходная точка отсчета, определяющая решение основных вопросов: делать ли операцию и, если да, то — какую? Каковы возможные риски?
Для того, чтобы максимально уменьшить риск возникновения об­щих проблем, каждый пациент должен пройти до операции доста­точно глубокое обследование. Этому же служит и осмотр врача-ане­стезиолога. Понятно, что на момент операции пациент должен быть практически здоров.
При наличии хронических болезней (что бывает очень часто) не должно быть признаков их обострения, а пациенту может потребо­ваться дополнительная подготовка к операции. В некоторых случаях операция вообще не рекомендуется или ее объем уменьшается, де­лится на два этапа.
 
Однако не все люди понимают, что здоровье и выносливость ор­ганизма имеют свои границы. Иногда к хирургу обращаются пациен­ты, которые хотят прооперироваться срочно и во что бы то ни стало. Часто это приезжие из других городов. Для того чтобы быстрее по­пасть на операционный стол, они скрывают свою медицинскую ис­торию, считая ее несущественной. И тем самым совершают большую ошибку. Сокрытие пациентом сведений о состоянии своего здоровья про­воцирует опасную ситуацию и одновременно ставит хирурга в положение человека, который может из-за этого пострадать. Не думаю, что кому-то по­нравилось бы оказаться на его (хирурга) месте.
Замечу, что чаще всего скрываемые заболевания (конечно, нахо­дящиеся вне периода обострения) не являются основанием для отка­за в операции. Но информация о них дает возможность и хирургам, и анестезиологам лучше подготовиться к вмешательству, предвидеть все возможные варианты развития событий и быть в большей мере готовыми к неожиданностям.
 
Каков же действительный риск?
 
На консультации мне часто задают вопрос: «Скажите, доктор, а операция действительно опасна для жиз­ни?». И мой ответ всегда одинаков: «Конечно, опасна». Ведь абсолютная безопасность в принципе не существует. Жизнь — вообще опасная штука. Ведь даже при самом благоприятном течении она укорачивает­ся каждый день. Ровно на сутки.
Что же касается сути вопроса, то давайте обратимся к реальной статистике. По данным американских хирургов (2001 год) при вы­полнении продолжительных операций на лице у пациентов в воз­расте 53 и более лет в одном случае на 714 хирургических вмеша­тельств на операционном столе развивалась тромбоэмболия легоч­ной артерии (ТЭЛА). При этом общем осложнении происходит от­рыв «спящего» тромба в какой-либо части тела. И, если этот сгусток крови будет достаточно большим, он может, пройдя по венам, заку­порить сосуды сердца, легких или головного мозга и тем самым со­здать опасную, часто несовместимую с жизнью ситуацию. Однако, несмотря на эти, хорошо известные факты, Северная Америка проч­но лидирует в мире по числу выполняемых пластических операций. И их количество ежегодно растет. К тому же система профилактики тромбоэмболии постоянно совершенствуется и должна применять­ся в любой клинике пластической хирургии.
 
Не будем также забывать, что и безо всяких операций наша жизнь, увы может закончиться в любое мгновение (особенно после 50 лет). Наш организм — совершенное творение природы, но одновременно и источник неожиданностей. К сожалению, каждый из нас знает о примерах внезапной смерти, казалось бы, совершенно здоровых лю­дей. Кое-что знаем о личных болезнях и мы. Но, если мы хорошо се­бя чувствуем, если нас согревает любовь, или мы ожидаем ее и живем полноценной жизнью, то мы надеемся на лучшее и стараемся не ду­мать ни о чем плохом. В противном случае, долго, действительно, не проживешь.
Подытоживая сказанное, можно сделать следующий вывод: если вы хотите сделать операцию, но очень боитесь (а это в целом нор­мальное явление), — то, конечно, оперироваться не стоит. Ведь и в этом случае вы можете прожить долго и счастливо. Просто придется смириться со своими проблемами.
 
Однако, если то, как вы выглядите, вас не устраивает и вы готовы согласиться на операцию, помните следующее. В тех случаях, когда пациент достаточно глубоко обследован, хорошо себя чувствует и подготовлен к операции, риск возникновения проблем для его здо­ровья и жизни в ходе лечения вполне сопоставим с риском езды на хорошем автомобиле, по хорошей дороге и с разумной скоростью. Между тем, мы ежедневно ездим по плохим дорогам и превышаем разрешенную скорость. И даже увидев вдребезги разбитые автома­шины, мы не прячем ключи от своего авто в дальний ящик стола и не отправляемся на работу пешком.
 

Местные осложнения пластических операций: кто виноват?

Как известно, результаты любого вида человеческой деятельности не могут быть предсказаны во всех дета­лях на 100%. Это касается и такой на­уки, как хирургия. На исходы хирурги­ческих операций большое влияние оказывает не только мастерство хи­рурга, но и индивидуальные особенно­сти пациента, его поведение, и многие другие факторы.
 
В народе бытует мнение, что если после хирургической опера­ции у пациента что-то идет не так, то во всем виноват хирург или медперсонал. Это — весьма однобокое суждение. На самом деле все послеоперационные осложнения можно разделить, как минимум, на три группы: а) зависящие от хирурга и медперсонала; б) вызванные действиями (или бездействием) пациента и в) обусловленные слож­ной исходной ситуацией в зоне операции.
 
Если виноваты медики.
 
Отметим, что вероятность ошибки у опыт­ного хирурга весьма мала: детали каждой операции шлифуются года­ми работы в операционной. При хорошей подготовке персонала процент развития осложнений минимален. И, тем не менее, у каждо­го хирурга - свой опыт, своя техника, свои предпочтения в выборе методов и степень радикализма. Вот почему в одной и той же ситуации врачами не­редко предлагаются различные решения одной и той же проблемы. Также могут существенно отличаться прогнозы на будущее и, конечно, предлагаемая пациенту информация о содержании операции и ее возможных последствиях.
 
Практическое выполнение любой операции всегда имеет осо­бенности, присущие конкретному хирургу. Вот почему хирургия по праву считается не только наукой и ремеслом (где многое зависит от точности движений рук врача), но и искусством: ведь уровень твор­чества в работе хирурга — исключительно высок.

Если виноват пациент.
 
По нашей статистике чаще встречаются осложнения, развитие которых связано с самим пациентом, а, точ­нее, с его недисциплинированностью. Так, при некоторых опера­циях интенсивное курение повышает риск нагноения раны. Нару­шение запрета на сексуальные контакты в первые часы и дни пос­ле операции может привести к образованию скоплений крови в ране (гематомы) и последующему нагноению. Увлечение алко­гольными напитками ослабляет «тормоза» и при неловких движе­ниях может привести к опасному травмированию тканей, пере­несших коррекцию.
 
Отметим и еще одну типичную ситуацию последних лет. Поток пациентов из-за рубежа усиливается, а время их пребывания в горо­де, как правило, весьма ограничено. Ранний отъезд пациента (иногда уже в первую неделю после операции) может создать дополнитель­ные сложности и для него, и для хирурга. Поэтому те, кто приезжают на операцию в другой город, должны иметь точную информацию о том, в течение какого времени, по мнению хирурга, им следует оста­ваться под его непосредственным наблюдением.
 
Представляет опасность и ранний выход пациента на работу, ко­гда этого требуют жизнь и профессия. Наиболее трудно сверхпо­движным людям, которые по складу характера не способны долго си­деть на одном месте. Их чрезмерная двигательная активность в пер­вые дни после операции может привести к серьезным последствиям.
 
Все перечисленные ситуации, к сожалению, возникают нередко, и большинство из них врач никак не может проконтролировать. Тем более грустно и несправедливо, когда вину за возникшие неприятно­сти перекладывают на хирурга. Запомните очень важную вещь: без­опасность пластической хирургии значительно снижается, а результаты опе­раций ухудшаются у недисциплинированных и безответственных пациентов. У тех же, кто точно выполняет рекомендации врача и внимательно относит­ся к своему здоровью, риск возникновения каких-то проблем минимален.
 
Если виноваты обстоятельства.
 
Вероятность послеоперационных осложнений может существенно возрасти из-за ухудшения состояния тканей в зоне операции, вызванного травмами, ранее перенесенными вмешательствами, или другими причинами (например, врожденными особенностями анатомии). При этом операция становится более слож­ной по выполнению и менее предсказуемой по своим результатам.
 
Ранее перенесенное нагноение повышает риск развития повтор­ного нагноения на многие годы. Большое значение могут иметь ин­дивидуальные особенности анатомического строения тканей паци­ента. В более позднем возрасте нестабильное артериальное давление способно повысить вероятность образования послеоперационных гематом (скоплений крови в ушитой ране, требующих удаления), способных значительно ухудшить результат операции. И это далеко не все примеры того, как не зависящие от хирурга обстоятельства повышают риск возникновения проблем. Попробуйте теперь отве­тить на вопрос: «Кто будет виноват в подобных случаях, если пробле­мы все-таки возникнут?»
 

Так делать операцию или нет?

Уважаемый читатель! Я уверен, что, прочитав эту главу, вы стали лучше понимать следующее:
• Почему стопроцентные гарантии успеха пластической опера­ции невозможны? Просто слишком много факторов могут повлиять на исход вмешательства, и существуют причины, на кото­рые не могут воздействовать ни хирурги, ни персонал клиники, а, часто, и сам пациент;
• Из-за чего встречаются осложнения и бывают неудачи? Прочитав, сказанное выше, вы уже это знаете. И здесь важно сказать еще об одном обстоятельстве. В пластической хирургии частота после­операционных осложнений в среднем значительно меньше, чем в других областях хирургии (например, нагноение раны после своих операций мы видим раз в несколько лет). Просто в силу из­вестных причин о работе пластических хирургов говорят чаще. Причем, как правило, — без грамотной оценки существа пробле­мы, заранее перекладывая ответственность только на врача.
• Почему о проблемах пластической хирургии говорят чаще, чем о проблемах хирургии органов брюшной полости или, к примеру, травматологии. Просто потому, что если человек попадает на операционный стол в ситуации, угрожающей его здоровью и жизни, его мало интересует ширина будущих рубцов и сроки сня­тия швов. Как говорится, «... быть бы живу». Но в области пластиче­ской хирургии пациент является Заказчиком и самым критичес­ким образом оценивает работу хирурга. И здесь врачу могут предъявляться претензии за каждый миллиметр ширины рубца, совсем небольшую неровность и, конечно, за результат в целом.
Почему же по данным статистики число пластических операций ежегодно устойчиво растет во всем мире, в том числе и в нашей стра­не? Почему это происходит, несмотря на часто звучащие в СМИ об­винения пластических хирургов в непрофессионализме, безответ­ственности и чрезмерных финансовых интересах?» Очевидно, что это происходит по той же причине, по какой число покупателей ав­томобиля «Жигули» неуклонно уменьшается с каждым годом, несмо­тря на известность этого российского бренда. Просто потребители чаще довольны результатами пластических операций (и недовольны качеством продукции Волжского автозавода). А значит в большин­стве случаев пластические хирурги достаточно профессиональны и ответственны.
 

Но есть и еще один ответ на этот вопрос: суть жизни — в любви, в основе любви природой заложена красота, и пластическая хирургия способна продлить ее век.

 

 

А.Е. Белоусов. Пластическая хирургия без прикрас. СПб., 2007.

comments powered by HyperComments
20 января 2020 08:45


Всего объектов 25
Всего отзывов 0

Нашли ошибку?

Добавить предприятие